Categories
От любви

Селен: Чем грозит дефицит важного микроэлемента

Селен — еще один ключевой минерал, который правильнее было бы отнести, да он и относится, к микроэлементам, уж больно мало нам его нужно.

Здесь счет идет не на миллиграммы, а на микрограммы. Но это как раз тот случай, когда мал золотник, да дорог. До того дорог, что дефицит в организме этих самых микрограмм (одна миллионная грамма) может обернуться очень серьезными, включая онкологию, проблемами.

(Текст этого поста перегружен малопонятными и труднопроизносимыми терминами, без которых, к сожалению, здесь не обойтись, и поэтому труден для написания и понимания. Но есть и хорошая новость — его можно не читать вовсе. Чтобы избежать многих неприятностей, связанных как с дефицитом, так и переизбытком селена, достаточно включить в Ваше ежедневное меню 2-3 (не больше) бразильских ореха и о селене можно и забыть).

Наиболее наглядно этот факт демонстрируют результаты многочисленных эпидемиологических исследований, проводимых в разных странах, где выявлена одна превалирующая зависимость между содержанием селена в почве и частотой раковых заболеваний у живущих в этих местах людей.

Серьезная зависимость, которую не спишешь на возможные погрешности. Видимо, осознавая это, в большинстве стран селен начали добавлять во многие продукты и биодобавки. К сожалению, используют для этого очень дешевый неорганический селен, который мало того что плохо усваивается, но, что много хуже, его избыток может нанести существенный вред. Это как раз тот самый случай, когда кашу маслом очень даже испортишь.

Давайте посмотрим на атом селена и сравним его с двумя его соседями по столбцу периодической таблицы элементов: с серой и кислородом. Что между ними общего, почему Дмитрий Иванович выделил их в одном столбце?

У всех у них на внешней оболочке не хватает двух электронов. Они находятся в неравновесном состоянии с протонами ядра, которого они стремятся достичь, забирая недостающие электроны где придется, окисляя, сульфируя и “селенируя” (такого слова, правда, нет) другие элементы, легко образуя с ними различные соединения. И хотя окислительный потенциал селена меньше, чем у той же серы (у него на одну электронную оболочку больше), но в несколько меньшей степени многое из того, что говорилось о сере, можно отнести и к селену.

Это сходство особенно заметно в том, какую роль играют эти два элемента в ключевых механизмах нейтрализации свободных радикалов. Глутатион безо всякого преувеличения абсолютно необходим для самого существования клетки, убери его, и быстрое разрушение клетки неминуемо. Уже даже опубликованы работы с подтверждением этого факта на примере раковых клеток.

Аналогичную роль играет селен в синтезе не менее важного антиоксиданта Глутатион пероксидаза (ГПх), у которого даже есть еще одно название — селенопротеин Р.

Несмотря на сходство названий (глутатион и глутатион пероксидаза), эти два важнейших антиоксиданта взаимно дополняя друг друга, выполняют в нашем организме несколько разные функции. Причем термин Глутатион пероксидаза относится не к одному конкретному соединению, а к восьми различным соединением с тем же названием: GPx1, GPx2, GPx3, GPx4, GPx5, Gpx6, GPx7, GPx8.

Общее у них одно — без адекватного количества селена их синтез невозможен, и все они критически необходимы для защиты различных органов и систем нашего организма от разрушительного действия свободных радикалов, в первую очередь от особо токсичной перекиси водорода, которая с помощью ГПх легко преобразуется в воду. При дефиците селена и уменьшении активности ГПх перекись водорода распадается на еще более токсичные гидроксильные радикалы, разрушающие клеточную мембрану и клеточную ДНК.

Последствия? Вот неполный список:

Болезни сердца, печени, почек, панкреатит, болезнь Крона, Паркинсон, Альцгеймер, астма, атеросклероз, катаракта, нарушение работы иммунной системы, низкая эффективность удаления тяжелых металлов (мышьяк, кадмий, свинец, ртуть), и конечно онкология.

Если набрать в GOOGLE: ”selenium and cancer” – селен и рак, то согласно ряду публикаций, наиболее значимо дефицит селена сказывается на увеличении частоты заболевания такими видами рака, как рак простаты, мочевого пузыря, пищевода, желудочно-кишечного тракта и легких. Но это совсем не значит, что другие формы рака к дефициту селена малочувствительны. Если сузить задачу, посмотреть, скажем, селен и рак молочной железы или щитовидной железы, или печени и др., везде такая связь обнаружится.

Но прежде чем переходить к онкологии, посмотрим на некоторые специфические действия селена, где его активность особенно заметна, и которая с онкологией безусловно связана.Возьмем к примеру тяжелые металлы, в первую очередь ртуть. Лучшего противоядия для ртути, чем селен и не сыскать. Селен абсолютно необходим в нашу «ртутную эру», от которой уже нигде ни спрятаться, ни скрыться. Он очень эффективно связывает серу в селено-ртутный компаунд, от которого наш организм легко избавляется.

Еще одна область, где роль селена трудно переоценить — это его взаимодействие с йодом. Йод — такой же ключевой минерал, как и селен, и его дефицит не менее губителен для нас, как впрочем и дефицит других ключевых минералов, особенно для щитовидной железы.

Это все знают. А все ли знают о том, что при дефиците селена восполнить нехватку йода привнесением его извне просто не получится, и хуже того, такие действия могут привести к очень серьезным проблемам.

Почему? По двум причинам. Йод попадает в щитовидную железу с помощью энзима с еще одним сложным названием — тиреоидная пероксидаза, и этот процесс сопровождается выделением большого количества свободных радикалов, которые эффективно нейтрализуются уже знакомым нам Глутатионом пероксидазой, он же селенопротеин Р или ГПх. А что случится при дефиците селена и соответственно ГПх?

Если, не дай Бог, такое произойдет и возникнет комбинация: высокое содержание йода и неадекватное количество ГПх, следствием этому будет повреждение самой железы, ее аутоиммунное или злокачественное заболевание.

Щитовидная железа — одна из важнейших наших желез, и хотя этот пост не о ней, а о селене, тем не менее придется на ней немного задержаться. Здесь по понятным причинам невозможно даже частично рассмотреть все связанные с этим вопросы, но можно вычленить взаимосвязь между четырьмя участниками происходящих там, в щитовидной железе, процессов.

У всех у них на внешней оболочке не хватает двух электронов. Они находятся в неравновесном состоянии с протонами ядра, которого они стремятся достичь, забирая недостающие электроны где придется, окисляя, сульфируя и “селенируя” (такого слова, правда, нет) другие элементы, легко образуя с ними различные соединения. И хотя окислительный потенциал селена меньше, чем у той же серы (у него на одну электронную оболочку больше), но в несколько меньшей степени многое из того, что говорилось о сере, можно отнести и к селену.

Это сходство особенно заметно в том, какую роль играют эти два элемента в ключевых механизмах нейтрализации свободных радикалов. Глутатион безо всякого преувеличения абсолютно необходим для самого существования клетки, убери его, и быстрое разрушение клетки неминуемо. Уже даже опубликованы работы с подтверждением этого факта на примере раковых клеток.

Аналогичную роль играет селен в синтезе не менее важного антиоксиданта Глутатион пероксидаза (ГПх), у которого даже есть еще одно название — селенопротеин Р.

Несмотря на сходство названий (глутатион и глутатион пероксидаза), эти два важнейших антиоксиданта взаимно дополняя друг друга, выполняют в нашем организме несколько разные функции. Причем термин Глутатион пероксидаза относится не к одному конкретному соединению, а к восьми различным соединением с тем же названием: GPx1, GPx2, GPx3, GPx4, GPx5, Gpx6, GPx7, GPx8.

Общее у них одно — без адекватного количества селена их синтез невозможен, и все они критически необходимы для защиты различных органов и систем нашего организма от разрушительного действия свободных радикалов, в первую очередь от особо токсичной перекиси водорода, которая с помощью ГПх легко преобразуется в воду. При дефиците селена и уменьшении активности ГПх перекись водорода распадается на еще более токсичные гидроксильные радикалы, разрушающие клеточную мембрану и клеточную ДНК.

Последствия? Вот неполный список:

Болезни сердца, печени, почек, панкреатит, болезнь Крона, Паркинсон, Альцгеймер, астма, атеросклероз, катаракта, нарушение работы иммунной системы, низкая эффективность удаления тяжелых металлов (мышьяк, кадмий, свинец, ртуть), и конечно онкология.

Если набрать в GOOGLE: ”selenium and cancer” – селен и рак, то согласно ряду публикаций, наиболее значимо дефицит селена сказывается на увеличении частоты заболевания такими видами рака, как рак простаты, мочевого пузыря, пищевода, желудочно-кишечного тракта и легких. Но это совсем не значит, что другие формы рака к дефициту селена малочувствительны. Если сузить задачу, посмотреть, скажем, селен и рак молочной железы или щитовидной железы, или печени и др., везде такая связь обнаружится.

Но прежде чем переходить к онкологии, посмотрим на некоторые специфические действия селена, где его активность особенно заметна, и которая с онкологией безусловно связана.Возьмем к примеру тяжелые металлы, в первую очередь ртуть. Лучшего противоядия для ртути, чем селен и не сыскать. Селен абсолютно необходим в нашу «ртутную эру», от которой уже нигде ни спрятаться, ни скрыться. Он очень эффективно связывает серу в селено-ртутный компаунд, от которого наш организм легко избавляется.

Еще одна область, где роль селена трудно переоценить — это его взаимодействие с йодом. Йод — такой же ключевой минерал, как и селен, и его дефицит не менее губителен для нас, как впрочем и дефицит других ключевых минералов, особенно для щитовидной железы.

Это все знают. А все ли знают о том, что при дефиците селена восполнить нехватку йода привнесением его извне просто не получится, и хуже того, такие действия могут привести к очень серьезным проблемам.

Почему? По двум причинам. Йод попадает в щитовидную железу с помощью энзима с еще одним сложным названием — тиреоидная пероксидаза, и этот процесс сопровождается выделением большого количества свободных радикалов, которые эффективно нейтрализуются уже знакомым нам Глутатионом пероксидазой, он же селенопротеин Р или ГПх. А что случится при дефиците селена и соответственно ГПх?

Если, не дай Бог, такое произойдет и возникнет комбинация: высокое содержание йода и неадекватное количество ГПх, следствием этому будет повреждение самой железы, ее аутоиммунное или злокачественное заболевание.

Щитовидная железа — одна из важнейших наших желез, и хотя этот пост не о ней, а о селене, тем не менее придется на ней немного задержаться. Здесь по понятным причинам невозможно даже частично рассмотреть все связанные с этим вопросы, но можно вычленить взаимосвязь между четырьмя участниками происходящих там, в щитовидной железе, процессов.

Гормональная картина слабого рода настолько запутана, сильна и разнообразна, что не мне о ней судить, но одно сомнений не вызывает — все, что нарушает гормональный баланс, как упомянутый выше прогестерон-эстрогенный баланс, обязательно на чем-то отрицательно скажется. Лучше не испытывать судьбу.

Теперь что касается собственно онкологии. Пришлось посмотреть множество публикаций, и была даже мысль о многих из них рассказать. И даже начал писать, но как-то скучновато и однообразно получается описывать результаты бесчисленных исследований. Стоит ли это делать? Суть публикаций достаточно хорошо и понятно изложена в виде аналитического обзора:

Patrick L

Altern Med Rev. 2004 Sep;9(3):239-58.
Selenium biochemistry and cancer: a review of the literature. (Биохимия селена и рак)
Abstract
In recent years, the role of selenium in the prevention of a number of degenerative conditions including cancer, inflammatory diseases, thyroid function, cardiovascular disease, neurological diseases, aging, infertility, and infections, has been established by laboratory experiments, clinical trials, and epidemiological data. Most of the effects in these conditions are related to the function of selenium in antioxidant enzyme systems. Replenishing selenium in deficiency conditions appears to have immune-stimulating effects, particularly in patients undergoing chemotherapy. However, increasing the levels of selenoprotein antioxidant enzymes (glutathione peroxidase, thioredoxin reductase, etc.) appears to be only one of many ways in which selenium-based metabolites contribute to normal cellular growth and function. Animal data, epidemiological data, and intervention trials have shown a clear role for selenium compounds in both prevention of specific cancers and antitumorigenic effects in post-initiation phases of cancer.

К ключевой фразе этого реферата относится утверждение, что при устранении дефицита селена путем привнесения его извне, можно устранить многие из перечисленных здесь проблем и, что особенно важно, стимулировать работу иммунной системы при и после проведения химиотерапии.

Остается только сказать, как и в каком виде его привносить извне. Совсем непростой вопрос. Селен, перефразируя поэта, «парень с подковыркой». Можно так привнести, что мало не покажется. Причем значение имеет не только количество. Ежедневно допустимая доза для взрослых не должна превышать 400 мг.

Не меньшее значение имеет то, в виде какого соединения он к нам попадает. А форм много. Основой являются неорганические формы селена: селенат и селенит. Именно в таких формах селен находится в почве. Растущие на земле растения не просто аккумулируют неорганический селен, а конвертируют его в различные органические формы, такие как селеноцистеин и селенометионин.

Интересно то, что для синтеза Глутатиона пероксидазы форма нахождения селена большого значения не имеет. Но картина разительно меняется, если речь идет о связи селена и рака. Здесь форма его, селена нахождения, имеет определяющую роль. Причем до сих пор не совсем понятно, почему одна из разновидностей органического селена с еще одним сложным названием, которое я вынужден озвучить — метилселеноцистейн, язык не поворачивается. А что делать, приходится приводить, поскольку именно эта форма его нахождения прямо отвечает за антираковую активность селена.

И где же ее взять? Чтобы больше никому не мучиться с поиском в интернете этой формы селена с таким загадочным названием, открою тайну. Найти ее можно в бразильских орехах, кстати вместе с двумя другими, упомянутыми выше формами органического селена, а в совокупности, действуя синергетически, эта троица обладает наибольшим антираковым потенциалом.

Поэтому, хотя селен содержится во многих продуктах растительного и животного происхождения, безусловное предпочтение следует отдать бразильским орехам. А сколько их нужно съесть для полного счастья? Немного, ежедневно 2-3 ореха, не больше четырех.

[embedded content]

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *